Инклюзивное движение России. Мы стираем барьеры и внедряем наши практики по всей России

Большинство проектов — победителей конкурса Фонда президентских грантов от Самарской области реализуются на территории региона или отдельных городов, районов, сел. Однако есть и такие, масштаб деятельности которых — вся Россия. Это настоящие профессионалы своего дела, вышедшие на федеральный уровень, и которыми Самарская область может по праву гордиться.

Сегодня в рубрике #живойпроектФПГ Ресурсный центр гражданской активности НКО Самарской области представляет интервью с лидером одного из таких масштабных проектов — «Инклюзивное движение России», руководителем Межрегиональной молодежной общественной организации «ИНКЛЮЗИВНЫЙ РЕСУРСНЫЙ ЦЕНТР», Транцевым Алексеем Сергеевичем.

Проект «Инклюзивное движение России» стал победителем 2 конкурса на предоставление грантов Президента Российской Федерации В.В. Путина на развитие гражданского общества, проведенного Фондом президентских грантов в 2018 году.

Алексей, Ваши проекты на тему инклюзии уже не первый раз становятся победителями конкурса президентских грантов – они всегда интересны, масштабны, многослойны. Расскажите, пожалуйста, с чего началась история Вашей организации?

Если очень коротко, то в 2012 году я пришел в общественный сектор, получилось это совершенно случайно. Я учился на менеджера, готовился пойти в бизнес. Потом со мной случилась инвалидность, и я как-то разом потерял в жизни маршрут.. Образование к тому времени я уже получил, и очень хорошее, у преподавателей был всегда на хорошем счету. А потом решил какое-то время поработать в общественном секторе по линии менеджмента. И дело не только в социализации и «близости» к людям с инвалидностью, хотелось и проверить свои навыки как организатора. Я думал, это буде ненадолго, но на самом деле я буквально влюбился в общественный сектор, я понял, что я здесь очень многое могу сделать и в итоге так в нем и остался.

Два года мы прорабатывали инклюзивные практики – так получилось, что мы стали одними из первых в России, кто стал заниматься молодежной инклюзией с точки зрения общественных, волонтерских инициатив. И к 2014 году мы пришли к выводу, что нужна профильная организация, которая будет заниматься именно этим. Не проблемами инвалидов, не всеми направлениями волонтерской деятельности, а профильной инклюзией в социальных проектах.

То есть Вы нашли свою нишу?

Да, именно так, но мы пришли к тому, что нам не хватало организации. Очень многие ребята – участники нас об этом просили, очень многие видные эксперты из общественного сектора из года в год говорили — «друзья, вы делаете просто поразительные вещи, мы хотели бы вас поддержать, но вам нужна официальная организация – мы не можем поддерживать просто группу активной молодежи, давайте, регистрируйтесь!

Получается, официально Ваша организация была создана в 2014 году?

В 2014 году мы создали свой первый официальный «Инклюзивный клуб добровольцев». В самом начале наши проекты были по большей части волонтерские. А вот уже в конце 2018 года мы подали документы в Минюст на реорганизацию в «Первый инклюзивный ресурсный центр». Это по сути следующая ступень – была региональная организация, и в основном мы работали по Самарской области, а в других регионах у нас практически не было проектов, а сейчас мы вышли на федеральный уровень. Получилось, правда, немного наоборот – поскольку было огромное количество запросов, мы сначала начали свою деятельность в других регионах, а уже потом занялись юридическим оформлением межрегиональной деятельности нашей организации. И вот так появился первый в России Инклюзивный ресурсный центр – чем мы являемся сейчас.

Алексей, возвращаясь к теме конкурса президентских грантов, когда Вы стали участвовать в конкурсе и когда впервые стали победителем? Получали ли Вы гранты из других источников?

Во-первых, я придерживаюсь строгих позиций, что финансирование современной некоммерческой организации должно идти из разных направлений – «не грантами едиными». Поэтому первая наша финансовая поддержка – это был даже не грант, это была субсидия от социально-ориентированного бизнеса. Мы работали с сетью отелей «Ибис» и провели в Самаре первый инклюзивный бал. «Ибис» очень сильно помогли нам и ресурсами, предоставили свою площадку и выделили нам деньги на хореографа, костюмы.

Первый президентский грант мы получили в 2016 году. Конкурс президентских грантов – это самый большой и самый престижный конкурс для социально-ориентированных НКО, победа в нем очень поднимает репутацию организации перед ее аудиторией. Хочу сказать, что за свою карьеру общественного деятеля первые пять раз, когда я подавался на конкурс президентских грантов – я проигрывал, мне не хватало квалификации. Моя команда собирала заявку, упаковывала проект, но нам не хватало знаний и понимания как это правильно делать. Но мы не сдавались. Проходили курсы переподготовки квалификации, ездили учиться в Общественную палату Российской Федерации, консультировались с рядом самарских очень известных экспертов, проходили их школу – например, у Пестриковой Валентины Ивановны (Консультационно-методический центр Социально ориентированных некоммерческих организаций Самарской области – прим.).

И в итоге всего этого хватило для того, чтобы мы выиграли свой первый президентский грант. Он был на сумму примерно миллион рублей. Тогда еще не было единого грантодателя – Фонда президентских грантов, и мы выиграли грант у фонда «Перспектива» — его как раз возглавлял в тот момент Александр Бречалов (Александр Владимирович Бречалов, до 2017 года — секретарь Общественной палаты РФ, с 18 сентября 2017 — Глава Удмуртской Республики – прим.). Ну и после этого – что называется, «прорвало».. Мы поняли, как это делается, поняли этот опыт, стали грамотно упаковывать проекты – именно так, как это требуется с точки зрения грантодателей.

Ваш первый проект был связан с темой инклюзии?

Да, он был связан с инклюзией, сфера реализации – Самарская область. Причем не столько в Самаре, сколько на территориях малых городов – Тольятти, Сызрань и сёл. Дело в том, что мы к тому времени уже достаточно успешно вели деятельность в Самаре, но нам, как региональной организации, очень не хватало привлечения именно региональной аудитории. И в рамках этого проекта как раз случился первый такой «географический прорыв» — мы вышли на Самарскую область.

Сейчас мы уже понимаем, как надо работать, аккумулировали опыт. При этом мы совершенно не стесняемся учиться – все мои сотрудники ежегодно проходят повышение квалификации по самым разным направлениям, в том числе и по грантовым конкурсам. Поездки – да, конечно. К примеру, недавно только мой специалист вернулся с престижного московского обучения на тему инклюзивных театров, пресс-секретарь сейчас проходит дообучение по SMM, несмотря на то, что она этим владеет. Я и сам постоянно чему-то учусь.

Будучи в общественном секторе, сейчас очень важно следить за современными трендами. Возьмем те же президентские гранты: если ты выиграл его год назад и пишешь грант такой же, по тем же законам, ориентируясь на те же самые посылы и проблематику, то ты сильно теряешь в баллах. Нужно очень хорошо понимать все современные вещи для того, чтобы выигрывать и потом делать добро для своих благополучателей.

Если вернуться к хронологии, сегодняшний Ваш проект – это уже какой по счету выигранный Вами президентский грант?

Сегодняшний наш проект — «Инклюзивное движение России», это уже четвертый выигранный нами президентский грант. Начиная с 2016 года, ни одна поданная нами заявка не проигрывала. Но – мы действуем всегда наверняка, подаемся не на все конкурсы. Мы подаем проект только тогда, когда точно уверены, что выиграем, потому что: а) мы точно понимаем, что у нашей целевой аудитории есть запрос, б) что мы открыли новое направление, которого не хватает в регионе и стране, в) что мы набрали хорошую партнерскую базу – это и областные органы власти – Министерство социальной политики, Департамент по делам молодежи, и федеральные игроки – Общественная палата РФ, бизнес – структуры, благотворительные фонды и т.д. И тогда заявка «складывается». Ну и процесс написания занимает, как правило, порядка месяца – это достаточно крупная работа.

«Инклюзивное движение России» — это Ваш первый проект всероссийского уровня?

Нет. Предыдущий наш проект («Re:формация возможностей», победитель 1 конкурса фонда президентских грантов 2017 года – прим.) тоже был нацелен на всю Россию. Основной целью проекта «Re:формация возможностей» было развитие инклюзивных сообществ в Российской Федерации. То есть мы понимаем: есть Самарская область, есть еще несколько регионов, где в общественном секторе, в волонтерском движении, есть группы, которые занимаются инклюзией. Это – команды, где есть молодежь с инвалидностью. Но – их очень мало! А в остальных регионах это востребовано, но вопрос – как это сделать? Никто этому не учит, никто об этом не рассказывает, не консультирует. Поэтому мы в течение всего 2018 года проводили свои занятия с он-лайн-трансляциями, привлекли на iВолгу (iВолга — молодёжный образовательный форум (лагерь), проводящийся с 2013 года на Мастрюковских озерах в Самарской области. Организаторами Форума являются Администрация Губернатора Самарской области и Правительство Самарской области при поддержке аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе и Федерального агентства по делам молодежи.)

рекордное число участников из числа молодежи с инвалидностью из других регионов и сами ездили по регионам страны с двухдневными «интенсивами», где аккумулировали наши практики и подходы: как работать с партнерами, как правильно строить команду, где есть человек с ДЦП, например, или на коляске, или незрячий – и рассказывали об этом. Эти тренинги, надо сказать, пользовались просто бешеной популярностью – за прошлый год мы проехали 17 регионов.

То есть целью проекта «Re:формация возможностей» было создание неких точек роста в регионах?

Да. Цель была – создать «рэперные» точки — сообщества, проектные группы – такие, которые будут в дальнейшем работать сами у себя в регионах. Которые будут не зависимы от нас юридически, которые сами смогут делать проекты и побеждать на конкурсах, работать в сфере НКО и развиваться – так, чтобы и на федеральном уровне было не стыдно об этом рассказать.

Поддерживаете ли Вы сегодня с такими «точками» контакты? Продолжаете им помогать?

Да, конечно! Буквально недавно к нам приезжали на углубленную стажировку два специалиста из инклюзивного сектора — представителя инклюзивного движения из Иркутска и из Костромы. Две девчонки с инвалидностью. Они у нас участвовали ранее и в «Re:формации возможностей», они заинтересовались этим движением, захотели в нем работать, успели вернуться в свои города и что-то сделать, столкнулись с пониманием, что каких-то навыков им не хватает, не хватает людей в команде – и сейчас они 10 дней проходили стажировку у нас в Ресурсном центре. Успели за это время и поучаствовать в репетициях инклюзивного бала, и поработать с каждым из моих «предметно углубленных» специалистов – начиная от того, как правильно составить письмо чиновнику до того, как вести информационную кампанию или организовать выезд в другой регион.

Эта деятельность продолжается до сих пор. Со времени «Re:формации» мы действительно вышли на федеральный уровень. У нас и сегодня очень много заявок на проведение тренинговых программ, и причем в основном уже не за счет грантов даже, люди приглашают за свой счет. Это и специалисты из государственного сектора, и благотворительные фонды. Например, совсем недавно в мае, мы слетали в Северную Осетию – где проходил крупный форум от самого сильного местного благотворительного фонда. Форум назывался «Быть добру!», и фонд – организатор аккумулировал порядка 200 участников со всего Северного Кавказа. Большая часть участников с инвалидностью – это молодежь, которая интересуется социальным проектированием, интересуется волонтерством, интересуется общественной жизнью. И так получилось, что Фонд готов поддержать грантами некоторые проекты ребят – но для начала их нужно научиться писать. Поэтому мы приезжали и на 4 дня делали им полный курс – программу с погружением, где и обучали эти группы ребят.

Видите ли Вы потом конкретные результаты такой Вашей работы на местах?

Безусловно. Наши ученики ежегодно выигрывают конкурсы Федерального агентства по делам молодежи, конкурсы Фонда президентских грантов, работают с благотворительными фондами, с бизнес-структурами – то есть проекты встают на ноги. Например, участник из Воронежа, который у нас был на iВолге в прошлом году, снялся сейчас в сериале на канале ТНТ! То есть люди «раскручиваются», люди становятся социально активными.. Да, это не всегда наша заслуга, но часто мы даем именно тот посыл, который позволяет начать работать, стать активным.

Ваш контингент – это молодежь?

Да, наши участники на 80% — это молодежь. Мы не отказываемся от других аудиторий, среди наших благополучателей есть и детишки, и люди постарше, и даже волонтеры «серебряного возраста». Но в основном – это молодежь. Молодежь меняет мир, это самая легкая на подъем категория, с ними работать быстрее всего в план развития их личных компетенций, их личных проектов. Сейчас, допустим, человек получил инвалидность – и дальше он не понимает, что делать в жизни – весь маршрут распался.. Как у меня когда-то. И мы его «подхватываем», понимаем, что ему интересно, даем ему именно это направление, именно эти знания, именно эти командировки, и дальше он действует сам. Очень здорово, когда в результате получается даже не столько «привязать» к себе человека, сколько дать ему «новые смыслы» — для нас самый лучший комплимент, когда года через два работы мы ему становимся не нужны – потому что человек получил профессию, чем-то занимается, получает деньги, женился, переехал в другой город, получил права и ездит на машине, будучи например колясочником..– и всё! Он стал таким как все, «встроился в мир» — и это прекрасно!

К слову говоря, с этим у нас даже связаны некоторые проблемы. Вот сейчас только закончилась очередная кампания сбора на iВолгу – там будет самая крупная инклюзивная площадка в стране за все время проведения форумов Росмолодежи, проходящих в каждом федеральном округе. В инклюзивном городке будет 60 участников, куда регистрация проходила для абсолютно всех регионов, для молодежи  абсолютно любой формы инвалидности, где полностью все обеспечено – и доступной средой, и раздаточными материалами, и питанием, и медицинским обслуживанием, и санитарной зоной и т.д. Так вот нам сейчас ежегодно все сложнее набирать делегацию от Самарской области. Потому что мы слишком быстро исчерпываем ресурс вот тех самых активных молодых людей, которые есть в социальных сетях, которые активно ищут как бы им реализоваться. Наши активисты уже всё прошли, всё выиграли, всё знают.. Поэтому — если наше интервью будет читать вот такая молодежь – давайте рекомендации! Наша площадка ежегодная и всегда рада новичкам! Мы действительно даем путевку в жизнь и этим можно и нужно пользоваться!

Обязательно!

Алексей, расскажите, пожалуйста, немного о Вашем последнем проекте — «Инклюзивное движение России». Когда заканчивается срок реализации проекта? Кроме организации «инклюзивного городка» на iВолге какие еще мероприятия он включает?

Проект реализуется до декабря этого года. Соответственно, если говорить о том, что в «Re:формации возможностей» мы создавали сообщества, то сейчас наша задача – их объединить, сделать единое движение – инклюзивное движение России. Для того, чтобы в этом секторе люди понимали, какие есть компетенции, какие есть проекты, какие есть ресурсы и чем можно воспользоваться, кто поддерживает и т.д. И потом уже получить углубленно самые разные навыки, которые ребятам нужны не просто чтобы выиграть какой-то молодежный грант, а чтобы организовать свою НКО, нанять людей и в своем городе или селе вести эту деятельность на постоянной профессиональной основе.

То есть «Инклюзивное движение России» — это такая эволюция «Re:формации возможностей»?

Абсолютно верно. На сегодняшний момент у нас уже задействовано довольно много территорий. К нам на стажировку приезжают ребята из разных регионов. На iВолгу готовится большой десант. На форум «Доброволец России» поедет довольно большое количество людей. Наши партнеры по проекту – это Федеральное агентство по делам молодежи – они в этом году «перезагружают» инклюзию на форумах (в рамках чего готовится несколько сюрпризов, о которых я не вправе рассказывать) – и мы туда готовим заявки ребят. Мы подключаем самых серьезных федеральных игроков, помимо тех, которые в прошлые годы уже были замечены в рамках молодежной инклюзивной деятельности.

Например, и я об этом рассказываю впервые, мы провели переговоры с Русским географическим обществом – и в этом году проходит первая инклюзивная экспедиция в России к наследию ЮНЕСКО, мы отправляем от себя небольшой отряд. Пункт назначения – Ленинградская область, один из островов в Финском заливе, там есть база. Так вот из 20-ти волонтеров археологической экспедиции – 5 человек с инвалидностью. Это можно смело назвать настоящим прорывом, тотальным расширением горизонтов – раньше волонтеры с инвалидностью в общем порядке никак не могли принять участие в подобном мероприятии, это было запрещено. Но нам удалось добиться того, что инклюзия стала интересной для всех, того, что люди понимают, что это безопасно, что это интересная целевая аудитория и – самое главное, здесь не нужно запрещать, а требуется просто подготавливать условия и давать ребятам «зеленый свет». Так вот в июне они у нас возвращаются из первой экспедиции и, по нашей договоренности с РГО, если все пройдет успешно и все останутся довольны результатом, то в следующем году подобных экспедиций будет уже куда больше.

Алексей, расскажите пожалуйста поподробнее о мероприятиях проекта для ребят, которые проходят сейчас – это очень интересно!

Здесь в Самаре на базе нашего Центра мы проводим ряд мероприятий для наших ребят. В рамках стажировок могут участвовать как те, кто недавно получил инвалидность, так и те, кто является инвалидом с рождения – просто до этого по какой-то причине не вел социально активный образ жизни, а сейчас пришел к выводу, что нужно выходить из замкнутого пространства. Кроме того, есть занятия и для тех, кто уже лидер, уже получил ряд знаний и навыков, даже выиграл грант, но сейчас хочет начать свое дело. То есть мы аккумулируем самые разные аудитории и, как жонглеры, проводим мероприятия для самых разных ребят.

Причем мероприятия – тоже самые разные. Одновременно, к примеру, мы вели подготовку к инклюзивному балу, набор на iВолгу, занятия по декоративно-прикладному искусству – они у нас проходят 3-4 раза в неделю. Сейчас, в течение предстоящих двух недель у нас будет устанавливаться лазерный станок и муфельная печь – то есть у нас будут идти занятия по социальному предпринимательству, где ребята будут вживую с нашей помощью учиться зарабатывать деньги своим творчеством. Кроме того, мы готовим делегации в другие регионы на форумы, крупнейшие волонтерские общественные мероприятия. То есть мы действуем как настоящий Ресурсный центр!

Ваши планы на будущее?

Наверное, приоткрою немножко тайну – мы потихоньку начинаем готовить новый большой проект, которые будет после «Инклюзивного движения России», он будет называться «Инклюзивный ресурсный центр». Этот проект планируется в партнерстве и при поддержке Администрации города Самары, Правительства Самарской области. Мы уже проводили переговоры лично с Губернатором Дмитрием Игоревичем Азаровым и с мэром города Самара Еленой Лапушкиной. Очень приятно, что наш Губернатор очень тепло относится к теме инклюзии, он действительно разобрался в вопросе, он потратил время – и это не просто общие слова. И я надеюсь, в результате в Самарской области появится первый Инклюзивный центр полного цикла – где будут работать практически все наши апробированные направления с момента создания организации. Там будет параллельно идти декоративно-прикладное искусство и другие направления инклюзивного творчества, там будут в постоянном режиме проходить тренинги, там будут работать благотворительные лавки, мы рассчитываем, что там будет специализированный тренажерный зал с уклоном для реабилитации и многое другое.

Это наверняка будет уже отдельное помещение?

Конечно. Если сейчас мы как Ресурсный центр ведем проекты последовательно, друг за другом – то в планах это будет место, где вся профильная деятельность будет идти параллельно. Параллельно будут собираться все наши целевые аудитории – они смогут работать, смешиваться и переходить из направления в направление. Таких центров в России сейчас пока нет. Так что держите за нас кулачки!

Алексей, спасибо Вам за беседу! Желаем Вам удачи и обязательно будем за Вас болеть – это будет супер-проект!

#указВВПутина№32-рп

#рцганко63

Создание сайтов